Тень рождения

Недоношенные дети – самые дорогие в мире. В Америке для того, чтобы выходить ребенка весом 500 грамм, необходимо потратить порядка 35 тысячи долларов (и это данные четырехлетней давности). В Украине же на одного больного государство выделяет 45 гривен в сутки, из-за чего родителям недоношенных малышей, чтобы выходить свое чадо, приходится раскошеливаться в лечшем случае на 30 тысяч гривен. Сегодня смертность среди таких детей в отделении анестезиологии и интенсивной терапии новорожденных 5-й детской больницы Запорожья – всего шесть-восемь случаев из 100. Тогда как еще четыре года назад груднички весом до 1 килограмма считались вообще бесперспективными. А основная причина столь положительной динамики – самоотверженность врачей.

После родов
«Кто-то рисует гениальные картины, кто-то пишет мудрые книги, кто-то сочиняет неповторимую музыку, а мы спасаем всех этих людей сразу после рождения». С этой фразы разговор с «Правдой» начала Ирина Денисенко, через чьи руки ежегодно проходит порядка 250 маленьких запорожцев, у которых проблемы в жизни начались сразу после рождения. Умножьте эту цифру на 24 – а именно столько лет существует отделение, и вы поймете, какое колоссальное количество людей обязано жизнью десятку сотрудников больницы. Хотя не только им…
– Наше отделение не имеет непосредственного отношения к процессу родов, – рассказывает Ирина Георгиевна. – Мы продолжаем работу, начатую родильным домом. Да и вообще нам сильно помогает практически вся больница! Огромное им за это спасибо. 
В основном новорожденные страдают от тяжелых внутриутробных инфекций, врожденных пороков развития, различного характера поражений ЦНС, глубокой степени недоношенности. По словам работников отделения интенсивной терапии новорожденных, в последние 24 года изменилась структура заболеваний, но не их количество. При этом медикам постоянно не хватает кувезов, дыхательных аппаратов, пульсоксиметров, дозаторов, следящей аппаратуры и многого другого. Обеспечение инкубаторами и дозаторами составляет порядка 50%, дыхательными аппаратами – менее 50%, следящей аппаратурой – всего 10%. В итоге на 12 существующих в отделении коек реально врачи могут принять только восемь детей. Из-за чего многие новорожденные остаюся в родильных домах на два-три дня в ожидании, пока освободятся аппараты ИВЛ и кувезы, что порой может стоить им жизни. Несмотря на все вышеперечисленное, интенсивная терапия загружена на 98-100%.
При этом в отделении на 17,25 ставки работает всего 10 человек. Работа очень тяжелая и ее высокую интенсивность способен выдержать не каждый. Не хватает отделению и медицинских сестер, от которых также очень сильно зависит процесс выхаживания новорожденных. Но опять же загруженность врачей и медсестер удалось бы значительно снизить, если бы в отделении было достаточное количество следящего оборудования, тех же пульсоксиметров – аппаратура гораздо раньше врача подаст сигнал о том, что у ребенка остановилось сердце.

 6 из 100
В среднем в отделении ребенок находится 11 дней. Хотя бывают дети, которым для восстановления достаточно и двух дней, а бывает, что трех-четырех месяцев не хватает для выздоровления. В последнем случае это малыши с экстремально низкой массой тела – весом до 1 килограмма, которые очень длительное время подключены к аппаратам искусственной вентиляции. За таких деток врачам приходится делать практически все – кушать, дышать, ходить в туалет… Показательно, что рождению большинства маленьких пациентов предшествовали аборты.

Медики подчеркивают, что роль родителей в выздоровлении таких малышей, по своей важности практически равна роли врачей. Влияет не только количество абортов, предшествовавших рождению ребенка, и образ жизни родителей, но и негативное отношение членов семьи к будущему, еще даже не родившемуся чаду – если в семье кто-то не желает появления на свет малыша, медики практически бессильны.
Врачи вспоминают случай, когда у родителей уже все было готово к похоронам, а ребенок остался жив. Был случай, когда маме еще на стадии беременности в Киевской больнице «ОХМАТДЕТ» поставили диагноз «врожденный порок развития, не совместимый с жизнью» – сегодня семимесячный малыш практически здоров. В связи с этими случаями Ирина Денисенко заметила следующее:
– Когда я пришла работать в отделение, была абсолютной атеисткой с марксистко-ленинской психологией. Но после стольких лет работы я даже запах смерти начала распознавать. Не говоря уже о том, что уже не сомневаюсь – Бог есть.
А еще в отделение постоянно приходят родители, которые обязаны врачам отделения интенсивной терапии новорожденных жизнью своих детей. Приходят даже те, кто потерял ребенка в этих стенах. Причем идут не для того, чтобы просто вспомнить и поплакать, а чтобы помочь тем деткам, которые лежат в отделении. Это ли не лучший показатель востребованности той работы, которую делают сотрудники отделения?